Как я рожала второго — этот ужас не повторился

Обычные роды. Вторые роды –29 лет, девочка.

Во второй раз я также легла заранее. На этот раз меня отправили в областной роддом, так как с моим общим заболеванием вообще нельзя беременеть, оказывается, а рожать – только под бдительным контролем опытных специалистов.

У меня было критическое маловодье, шею дочки двумя петлями обвивала пуповина. Поэтому меня стимулировали, ускоряли начало родов, не дожидаясь назначенного предположительного дня родов. Вначале просто осматривали. Потом поставили в проход шейки ламинарии – водоросли-палочки, которые в течение 12 часов разбухают, растягивая шейку матки и вызывая родовый процесс.

Ламинарии сняли, а родов все нет. Я поспала и наутро, проснувшись, поняла, что за всю беременность мне не было так хорошо. Исчезла тошнота, перестала болеть спина и суставы. Я с аппетитом поела и не раз. Вечером рано захотела спать, улеглась в восемь. В 11 часов сходила пописать и поняла, я не знаю, как, что роды начались. Ничего не болело, просто какое-то ощущение – натянутой струны.

И все равно я отправилась спать. Проснулась в час, чувствую – схватки. Частые, каждые пять минут. Сходила в комнату к акушерам, они вызвали врача. Та меня осмотрела на кресле и отправила на клизму. Все быстро, оперативно. Правда, в туалете мне одной остаться не разрешили. Вообще, с самого начала, как только я сказала, что у меня схватки, рядом со мной все время был акушер.

Самое интересное, на меня снизошла какая-то благодать. Внутри, несмотря на регулярную боль, все пело. Ощущение было такое, как будто внутри во мне были бабочки, веселящий газ. Меня привели на родовый этаж и ещё раз усадили на козлы. Врач проколола пузырь. Вод было ужасно мало – стакан, наверное, коричневой жидкости с хлопьями. Я заволновалась, но мне сказали, что все нормально.

Отправили в палату. Как в космическом корабле: капельница – через катетер, пульт КТГ, снимающий показания сердечного ритма ребенка и меня. Кровать – супер-удобная, из одежды –одноразовый балахон-размахайка. И главное, со мной постоянно был акушер. Ставил катетер, мерял температуру, поправлял датчики, слушал тоны. Схватки шли очень часть. За час промежуток отдыха сократился до минуты. И даже в этом состоянии я не забывала, что со мной – молодой мужчина, я не кричала, даже, помню, пыталась вести светскую беседу. Спросила мальчика, почему он решил стать акушером, оказалось, у них это традиция. Предлагала ему поспать, так как сидеть просто и ждать – тяжело. Он не спал.

В три часа пришел анестезиолог, вколол мне эпидуралку и предложил отдохнуть. Я никак не смогла заснуть, несмотря на то, что в палате погасили свет и боль от схваток исчезла. Я лежала в полудреме два часа и очнулась от желании пописать. Мальчик-акушер повел меня в туалет, а потом, уложив на кровать, предложил сосредоточиться и подумать, не начались ли у меня потуги. И я поняла, что точно, тужит же!

Тут сразу набежало кучу народу, а я боли не чувствую и такая довольная иду в родзал. Уложили на козлы, не привязывают. Посмотрела меня врач и говорит, что головка дочки не опустилась в узкий таз. Боль потихоньку возвращалась. Конкретно так, волнами. И через пять минут у меня уже болел весь живот и спина. Меня повернули на бок и сказали терпеть. Минут 15 ребенок сползал вниз.

Потуги шли тяжело. Первая, вторая – все прошли впустую. На третью показалась головка и врач сказала терпеть, не тужиться. Просто адская боль, я помню, что кричала «немогунемогунемогу» пока акушерка не гаркнула «можешь! Ребенка задушишь. Терпи». Я заткнулась и терпела, петли пуповины с шеи ребенка сняли, отпустили головку. На следующей потуге сказали тужиться потихоньку. Я даже рычала, так старалась сдержаться, но не выдержала и дочка вылетела как пробка.

Девочка была синяя, но сразу закричала. Ее укутали и положили под лампу. Следующие полчаса я все спрашивала акушерку «она здоровенькая? Моя дочка здоровенькая?» хотя мне женщина сразу сказала, что, если бы были какие-то осложнения, ребенка сразу бы унесли. Те же два часа со льдом. И в палату. Спать не хотелось абсолютно, в 12 мне уже отдали дочку.

Могу с уверенностью сказать, что то, как протекают обычные роды во второй раз, колоссально отличается от первого. Ты готова и ждешь боли, а она не такая. Ты собираешься правильно дышать и тужиться, а нужно не так. И во второй раз меня накрыло такое счастье, такое чувство любви к ребенку, что я дышать не могла, у меня по рукам мурашки бегали, мне хотелось плакать и смеяться и всех обнимать.

Ссылка на основную публикацию